Круги на воде (2012 р.)

dl

1. В один из многих дождливых дней, которыми была особенно щедра нынешняя осень, некий карапуз шутки ради бросал камни в большую лужу на тротуаре. Это занятие изрядно развлекало его, и малыш весело хохотал, совершенно не замечая строгих взглядов прохожих.
Его мама стояла рядом и что-то нервно рассказывала по мобильному телефону, не обращая на чадо совершенно никакого внимания.
- Следите за своим ребенком, - сердито попросил случайный прохожий.
Она набросилась на него словно пантера, энергично размахивая руками и не подбирая выражений. Смущенный, он поспешил затеряться в толпе, и молодая мама продолжила что-то надрывно доказывать в трубку. “Видимо, день у нее не заладился”, - подумал Натан, с интересом наблюдая это мимолетное происшествие.
Ему посчастливилось найти место под козырьком остановки, куда быстро набились люди, как только очередной моросящий дождь потревожил сонный осенний вечер. Нужный автобус все не ехал. И чтобы себя занять, Натан увлеченно рассматривал все, что происходило вокруг. От его внимания не ускользали ни ободранные стены старых пятиэтажек, ни пожелтевшие каштаны, ни дым, густо валивший из трубы вдалеке. Но особенно его взгляд притягивали совершенно незнакомые люди. Кто-то спешил, некто заметно нервничал, иной размышлял о своем... Ни на одном лице Натан не заметил улыбки. А ведь совсем недавно люди умели улыбаться, радоваться. Почему же они так изменились в последнее время?
К остановке подъехала небольшая маршрутка. Двери открылись, и оттуда выглянула кондуктор: - Двенадцатаго ждете? Их не будет, забастовка. Давайте к нам. “Эх”, - подумал Натан и загрустил. Пропустив спешащих занять места в автобусе, он раскрыл зонт и побрел по вечерней улице.
- Дядя, ты куда? - запыхавшийся малыш, хитро улыбаясь, уставился прямо на него. Натан сделал вид, будто ничего не услышал. - Вот тебе! Вдруг Натан почувствовал, как что-то больно ударило в левый висок. Перед глазами потемнело, он потерял равновесие и отключился...
- Живой? - незнакомый голос эхом отозвался в голове, усиливая и без того немалую боль. Натан поморщился. - Значит живой, - заключил голос. Натан осторожно открыл глаза. - Кто тут? - Совершенно неважно, - голос принадлежал рослому старику c длинной седой бородой. Он был закутан в шелковый халат бордового цвета с незамысловатым узором и обут в обычные домашние тапочки. Старик сидел на берегу небольшого ухоженного пруда и осторожно бросал камешки в воду. - Вот ведь ирония, - сказал он. - Бросаешь случайный камешек в пруд, от него расходятся волны. И кто бы мог подумать, что они способны вынести сегодня на берег? - Где я? - спросил Натан, с трудом оглядываясь по сторонам. - Как я сюда попал? - Волны, говорю же, - старик жестом указал на гладкую поверхность озера. - Случайные и непредсказуемые возмущения привычного хода событий. И знаешь в чем прелесть? - он повернулся к Натану и вопросительно посмотрел на него. - Простите, я не вполне понимаю... - вяло произнес тот, пытаясь собраться с мыслями. Старик улыбнулся. - Иногда волны приносят именно то, что ищешь. - Рад за вас, - устало сказал Натан. - Но мне бы домой... - Располагайся, - старик широким жестом указал на прибрежный песок.- Чем тебе не дом? - С вами все в порядке? - испугался Натан. Он вдруг догадался, что старик вполне может быть опасным сумасшедшим. - А что, по твоему, сумасшествие? - рассмеялся старик. - В мальчике, который бросал камни в лужу, ты видел избалованного малыша. А накинь ему годков тридцать? - Дети учатся и вырастают сознательными людьми, - возразил Натан. “Догадался или совпадение?” - подумал он про себя. - Нет, они учатся подавлять эмоции и быть как все, - сказал старик. - Отсюда инсульты, инфаркты. И в конце-концов смерть от удавки собственных комплексов. Ты и сам тактично скрываешь мысли. А ребенок уже бы давно обо всем спросил. “Хороший психолог, - подумал Натан. - Видимо, опаснее, чем я предполагал. Нужно действовать осторожно”. - Да, я опасен, - старик подошел к Натану, наклонился и протянул ему руку. - Но разве у тебя есть выбор?
2. - Забастовка у них... А о людях подумали, как домой добираться? - громко возмущалась грузная пассажирка, занявшая собой оба передних сидения тесной маршрутки. - Можно подумать, плохо им. У иных вон работы и вовсе нет, но как-то выживают. - Заткнитесь, женщина. Cколько можно? - грубо оборвала ее худощавая дама в лоснящейся кожаной курточке с меховым воротником и больших солнцезащитных очках. Грузная женщина неодобрительно покосилась на нее: - С хахалем сначала разберись. Небось здорово тебя отлупил, раз такие очки напялила. - Не ваше дело, - процедила сквозь зубы женщина в очках и густо покраснела. Ольга сидела у окна на заднем сидении и безразлично смотрела на них, чувствуя, тем не менее, что ей очень хотелось узнать, чем все закончится. - Что, тяжко быть дорогой игрушкой? - победно ухмыльнулась грузная. - Всяко лучше, чем плодить нищебродов. - Не переживай, на хлеб заработают. Зато не вырастут уродами. - У такой-то родительницы... Женщины отвернулись друг от друга. В маршрутке воцарилось неловкое молчание. Водитель включил музыку. В колонках, закрепленных под потолком, послышался шансон. Ольге стало скучно и немного стыдно за свое любопытство. Она повернулась к окну и стала рассматривать узоры, которые рисовали на стекле упавшие на него капли дождя.
Ей нравилось рисовать. Она даже сумела продать некоторые из своих работ, правда вырученных денег едва хватило на сапоги и осеннюю куртку. Образы для будущих произведений Ольга искала именно в случайных узорах, которые рисовала природа в самых неожиданных местах: кора, причудливо изогнутые ветки, мозаика капель дождя и даже контуры упавших на землю листьев находили свое отражение в картинах, которые небрежно хранились в подвале, уложенные одна на другую. Большей части своих работ Ольга стеснялась, считая скучными и невыразительными. Некоторые, наиболее удачные, повесила у себя в квартире, заказав для них простые рамки, чтобы не отвлекать внимание случайного зрителя от самого рисунка.
По мере следования по своему маршруту, автобус наполнялся случайными людьми, большинство из которых были явно недовольны внезапно свалившейся на них забастовкой. Устав от монотонного гула пассажиров, возмущенно делившихся друг с другом впечатлениями от происходящего, водитель добавил громкости и незамысловатые аккорды шансона теперь вгрызались в сознание, словно запах прокисшего пива и дешевых папирос. Ольга легонько поморщилась от отвращения и, решив остаток пути пройти пешком, стала потихоньку пробираться к выходу.
Наконец маршрутка остановилась и очередная недовольная толпа, позволив Ольге выйти, ринулась внутрь. Ольга раскрыла зонтик и с наслаждением вдохнула свежий воздух, зажмурившись от удовольствия. - Видеть тебя не хочу! Ты нам не нужен... Что?.. И Вите не нужен. Я найду ему хорошего отца, - услышала она рассерженный голос и обернулась посмотреть в чем дело.
Молодая девушка громко кричала в телефонную трубку, выясняя отношения вероятно со своим бывшим мужем. Около нее вертелся малыш. Он время от времени подбирал лежавшие на земле камни и бросал их в лужу, весело при этом смеясь. Ольга привычно засмотрелась на беспокойные круги на воде. - Тетя, тетя! - вприпрыжку подбежал к ней малыш и схватил за руку, - Пойдем со мной! Ольга украдкой посмотрела на молодую маму. Но та была всецело поглощена разговором и совершенно не обращала внимание на сына. - Пошли! - мальчик повис у нее на руке и Ольга послушно пошла за ним. - Побросай со мной, - попросил мальчик и протянул ей маленький камешек. - Давай попробую, - согласилась Ольга. Незамысловатая просьба малыша заставила ее искренне улыбнуться. Она взяла камешек и осторожно бросила в лужу. Камешек плюхнулся в воду, и от места падения по поверхности разошлись круги, искажая отражение узора из веток, укрытых желтыми листьями. - Вот, бери еще, - весело попросил малыш и протянул очередной камешек. - А ты почему не бросаешь? - Бросай ты! Она бросила камешек, а затем еще, и еще. И при этом весело смеялась, совершенно не замечая встревоженных взглядов прохожих, на всякий случай обходивших ее стороной. - Как тебя зовут? - спросила Ольга у малыша. - Витя, - ответил тот, важно выпячивая грудь. - А я и забыла! Твоя мама упоминала твое имя, - вдруг Ольга заметила, что молодая девушка с телефоном куда-то пропала. - Кстати, а где твоя мама? - встревожилась она, растерянно оглядываясь по сторонам. - Ты моя мама, - сказал малыш и взял ее за руку. - Пошли домой. - Подожди, нам нужно найти ее... Наконец Ольга заметила девушку на остановке под козырьком. Та высматривала автобус, нервно поглядывая на часы. - Пошли, - Ольга решительно взяла малыша на руки и торопливо направилась к женщине. - Что же вы ребенка своего забыли? - громко спросила она. - Хорошая же вы мать. - Ты что, сумасшедшая? Какого ребенка? - крикнула девушка в ответ. - Вот этого! - Ольга вдруг с ужасом заметила, что малыш непонятным образом исчез. - Витя? Она оглянулась, но малыша нигде не было видно. - Лечись, дура! - девушка показала неприличный жест и отвернулась.
К остановке подошла очередная маршрутка и люди, что прятались под козырьком от дождя, устремились внутрь. Ольга осталась одна. Открытый зонт выскользнул из ее рук и упал на грязный асфальт. - Как же это произошло? - растерянно произнесла она вслух, - Как я могла его потерять? - А я тут, - послышался детский голос и маленькая ладошка взяла ее за руку, - Мама, пошли домой? - Витя, я больше не играю, - устало произнесла Ольга. - Твоя мама уехала. Как мы ее найдем? - Но ты не уехала, - сказал малыш и заплакал. - Ладно, чего плачешь? - Ольга опустилась на корточки и прижала его к себе, - Не бойся, что-то придумаем. - А я больше не боюсь, - прошептал ей на ухо малыш и, постепенно становясь все легче и легче, полностью растворился в осеннем воздухе. - Доча, ты в порядке? - встревоженно спросил проходивший мимо старик, - Может скорую вызвать? Ольга встала и поправила курточку. - Спасибо, все хорошо, - уверенно сказала она и подобрала упавший зонт. - А куда убежал мальчик? - Какой мальчик? - удивился дед. - Маленький, которого я только-что обнимала. - Никого ты не обнимала, - испуганно сказал дед и на всякий случай попятился. - Сидела на корточках скорючившись, с закрытыми глазами, будто голова закружилась или заболело чего. - Вы правы. Похоже, у меня действительно закружилась голова. Ольга подняла зонт над головой и быстрым шагом направилась домой.
3. Натан сидел на берегу рядом со стариком и смотрел, как тот бросает камешки в воду. - И все-таки я не понял, чем именно вы занимаетесь? - Случайностями, - ответил старик. - Видишь ли, мир изначально был слишком правильным, предсказуемым, неитересным. В нем четко работали установленные правила и законы. В каком-то смысле он был идеальным, но из-за этого совершенно не мог развиваться. - А можно попроще? - попросил Натан. Старик вздохнул. - Смотри, - он подобрал очередной камешек и бросил его в пруд. - Камешек летит в том направлении, куда я его бросил. Он падает в воду в том месте, куда укажут законы физики. Имея желание, это место можно заранее сосчитать с огромной точностью. И от этого самого места падения расходятся в стороны идеально круглые волны. - Вижу, и что? - Тебя это совершенно не удивляет. Ты знал, что произойдет именно так. Потому что таковы законы, лежащие в основе природы мира. Со второго или третьего камешка тебе надоест это развлечение, потому что ничего не меняется и ничего нового не происходит. Но вот я беру два камешка и бросаю их один сразу за другим. Видишь? Натан посмотрел на воду. - Волны стали менее предсказуемы, - продолжал старик. - А если я возьму сразу пять камешков и брошу их одновременно, то угадать заранее, как именно схлестнутся волны между собой, уже гораздо труднее. Вот это и есть случайности. - То есть вы целый день занимаетесь тем, что бросаете камешки в воду? - Именно, - ответил старик и улыбнулся. - Один из них и попал тебе в висок, выбросив на мой берег. А предыдущий камешек обернулся для тебя новостью о забастовке, вынудив идти пешком. Видишь? Всего два незначительных камешка, и твои безупречные планы рушатся, словно карточный домик. И сейчас ты сидишь на незнакомом берегу и лихорадочно пытаешься решить, что делать дальше. Но такого раньше не происходило и готового решения нет. Именно это заставляет тебя думать, развиваться. Теперь понимаешь, насколько важны случайности? - Допустим, - согласился Натан. - И вы правильно догадались, о чем я думаю. Но в таком случае должны же вы понимать, что рассказы о вмешательстве в события сегодняшнего вечера, мягко говоря, неправдоподобны? Старик громко расхохотался, завалившись на песок. - Ты ведь понятия не имеешь, каким образом попал сюда. Впрочем, это не имеет значения. Нам нужно решить куда более интересную задачу. - А вы камешек бросьте, - ехидно посоветовал Натан, не сдержавшись. - И до этого дойдем. Но сначала я хочу тебе кое-что показать. Старик поднялся, протянул руку и, ухватившись за пространство, потянул его на себя. Пространство поддалось и искривилось, обнажив дыру, похожую на дверной проем. - Умеешь так? - подмигнул Натану старик. Тот сидел с открытым ртом, изумленно уставившись на дыру. Старик взял его за руку: - Пошли. И повел за собой в проем.
4. Ольга заперла входную дверь и облегченно выдохнула: - Наконец-то. Дорога домой заняла у нее чуть больше часа. За это время дождь успел усилиться и появился шквальный ветер, окончательно доломавший зонт, который пришлось выбросить примерно на полпути. Она направилась в ванную комнату и влезла под горячий душ, чтобы смыть с себя грязь с дождевой водой и немного согреться.
Таинственный малыш все еще стоял перед глазами. “Что это было?” - задавалась вопросом Ольга, но никак не могла подобрать разумный ответ.
Приняв душ, она решила сварить себе кофе. Вдруг привычную тишину изодрал в клочья пронзительный звонок телефона, заставив Ольгу вздрогнуть. Она подняла трубку: - Алло. - Оля, ты представляешь? Я беременна, - произнесли на том конце, глотая слезы. - Ленка, ты, что ли? От Сашки? - А от кого же еще? Представляешь, я этой сволочи звонила. А он такой, мол, живи как хочешь, а я семью не брошу и видеть тебя не хочу. Оля, что мне делать сейчас? - А что делать? Подашь на алименты, никуда не денется. - Оля, а может лучше сделать аборт? - Как знаешь, тебе решать. В ответ послышалось рыдание, затем короткие гудки. Ольга повесила трубку. “Ведь можно было догадаться заранее, что именно так все и будет”, - подумала она. И снова вспомнила малыша. - Кофе. И телевизор, - пробормотала Ольга и отправилась на кухню. Сварив себе кофе, она села за стол, машинально взяла блокнот для эскизов и карандаш, которые всегда были под рукой на случай внезапного вдохновения, и принялась рисовать на чистом листе лужу, по которой кругами расходились волны от упавшего камня. Рядом с лужей ее рука непроизвольно изобразила маленького мальчика, что склонился над водой, разглядывая отражение. - Уходи же, иди, - шептала Ольга, глядя на малыша, - Мне страшно, мне очень страшно... Страшно, что я схожу с ума... Она открыла предыдущий лист, на котором был изображен спящий ребенок. Затем еще один, с рисунком пустой детской площадки. И слезы сами потекли по щекам.
5. Проем, в который вошел Натан вслед за стариком, вел в длинный и широкий коридор, по бокам которого находилось множество одинаковых дверей. - Здесь управляют миром, - сказал старик. - Отсюда контролируют магнитное поле, следят за скоростью вращения, исправляют воздух. Вы бы, честно говоря, давно задохнулись, если бы мы все пустили на самотек. А вон там, - он указал на дверь, которая ничем не выделялась среди многих. - Там создаются новые души. Ты знаешь, что выращивание души занимает по вашим меркам до семи лет? Очень трудоемкий процесс. В основном потому, что душу необходимо тонко настроить. Малейшая ошибка - и получаются либо серийные убийцы, либо гении, подобные Леонардо да Винчи или Эйнштейну. Причем, как видишь, вторые - гораздо реже. И это не смотря на жесткие нормативы и обязательный контроль качества. А здесь занимаются распределением душ. Он легонько толкнул дверь от себя. За ней оказался огромный зал, тесно заставленный большими стеллажами. На стеллажах и между ними лежали груды пожелтевшей от времени бумаги, исписанной вдоль и поперек мелким почерком. - Это архив. Мы ведем учет и статистику, чтобы часто не повторяться и рассчитывать возможные последствия. Старик завел Натана внутрь и закрыл дверь. - Случилось у нас чрезвычайное происшествие, которое, не поверишь, заставило удивиться даже меня, успевшего привыкнуть к случайностям. Видишь ли, в последнее время слишком много душ возвращаются обратно, так и не успев родиться. С тяжелейшей травмой, возникшей из-за того, что тело буквально рвали на части. Одна из недавно подготовленных душ каким-то образом узнала об этом и тайно проникла в архив, чтобы подсмотреть, кому предназначена. И в тот же день сбежала поглядеть на будущих родителей, желая удостовериться, что те не отправят её обратно еще до рождения. - А обо мне записи есть? - спросил Натан, с интересом разглядывая стеллажи. - Слушай и не перебивай. Вернувшись, эта душа наотрез отказалась идти к женщине, для кого её планировали. Заявив, что выбрала новую маму. Таким образом у нас возникает юридический казус. - Юридический? - удивился Натан, - У вас тут собственный уголовный кодекс? - Скорее свод правил, - поправил старик. - Среди которых самое главное - право свободы выбора. Мы не можем заставить человека делать то, что необходимо. Лишь направляем действия, создавая случайности. Но в этом случае имеется большая проблема, для решения которой недостаточно просто осуществить цепочку событий. - Какая проблема? - спросил Натан. - Только между нами, - старик слегка наклонился к нему и понизил голос. - Женщина, которую выбрала душа в качестве будущей мамы, в свое время неудачно прервала беременность...
6. Ольга сидела на кухне и плакала, размазывая слезы по щекам. - Это он, я чувствую. Это он... Перед ней на столе лежал рисунок, который она нарисовала несколькими минутами ранее. На нем малыш все так же любовался своим отражением, а отражение смотрело на нее с обидой и каким-то немым упреком.
- Операция прошла тяжело. Могут быть осложнения...
Только это оказались не осложнения. Это был приговор. Шли годы. И боль, незаметная поначалу, усиливалась с каждым днем. Ольга как можно чаще старалась погружаться с головой в работу, все свое свободное время отдавая рисованию. Старалась не замечать чужих детей, но при этом с особой нежностью относилась к детям своих подруг и баловала их дорогими подарками. Боялась заводить семью, ощущая себя неполноценной. Боялась, что даже если решится и выйдет замуж, супруг обязательно уйдёт от неё к другой, которая сможет родить.
- Могут быть осложнения...
И постепенно этим осложнением стала вся её жизнь. Полная слез, депрессии и самобичевания. В которой места для радости осталось ничтожно мало.
“Я хочу к своему сыну”, - мелькнула мысль. Ольга трясущейся рукой взяла кухонный нож и поднесла к запьястью. Холодный... Стоит ли? Она снова посмотрела на рисунок. Если малыш являлся ей на самом деле, то они обязательно встретятся...
Случайная трель входного звонка оборвала тревожные мысли. Ольга встряхнула головой, будто сбрасывала с себя наваждение, кое-как вытерла слёзы и, подойдя к двери, выглянула в глазок: - Вы кто? - Валера есть? Позови, - Ольга как будто почувствовала перегар, исходящий от этой фразы, что далась говорившему с огромным трудом. - Дверью ошибся, алкаш! - И...звините. Невнятная фигура, заполнившая собой весь окуляр глазка, неуверенными шагами удалилась прочь. Ольга прижалась спиной к двери и, почувствовав вдруг необычайную легкость, громко засмеялась.
7. - На чем мы остановились? - спросил старик, бодрым шагом входя в архив, где ожидал его Натан, от скуки просматривая записи на листах. - Извини, что пришлось уйти, не объяснившись. Возникло неотложное дело. - Камешки в воду бросали? - поинтересовался Натан. - Можно сказать и так. - А я вот хочу спросить: аварии, катастрофы, убийства, войны - это ведь тоже вы? - Это всё ваша дурь, - сказал старик. - Ваша свобода выбора, в которую мы не имеем права вмешаться. Можем лишь попытаться что-то смягчить. Задержать кого-то, к примеру, на светофоре, или отправить по делам в безопасное место. На худой конец хотя бы заставить присесть, чтобы завязать шнурки. Но мы, увы, не всесильны. Не можем везде успеть. - А то, что я здесь, - это тоже запланированная случайность? - Как ты догадался? - хитро улыбнулся старик. - А ведь совсем недавно твердил, что никто не способен вмешаться в события твоей жизни. - Каюсь, я был не прав. Но неужели это повод для радости? - Скорее повод задуматься, в чем ещё ты можешь заблуждаться. Не стоит быть уверенным в чём-то лишь потому, что уверен в истине. Но вернемся к нашему делу. Как я уже говорил, бесплодие матери - это большая проблема, которую нужно решить. И ты можешь нам помочь. - Вот еще! - удивился Натан. - Я же не врач. Чем ей помогу? И, кстати, почему я? - Чистой воды случайность. Кто же мог знать, что какой-то невоспитанный шалопай бросит именно в тебя камнем? - пожал плечами старик. - И потом, прими во внимание, кто именно тебя просит и что он способен дать взамен. - И что же вы собираетесь дать? Старик с улыбкой посмотрел на него, и Натан вдруг ощутил, какой сильной отеческой любовью и нежностью наполнены его уверенные, но почему-то неизменно грустные глаза. - Я собираюсь подарить тебе целую жизнь...
8. Поздним вечером Ольга заварила себе мятного чаю, желая немного успокоиться перед сном. После чего залезла под одеяло и, согревшись наконец в постели, смогла довольно крепко уснуть. Этой ночью её не мучили привычные кошмары, которых она боялась. А поутру, когда зазвенел будильник, оказалось, что вчерашнее странное происшествие практически полностью выветрилось из памяти, будто вздорный сон, что, уйдя, оставил после себя лишь неясные очертания. Ольга сладко потянулась и, привычно собрав волю в кулак, решительно сбросила с себя одеяло и отправилась на кухню заваривать обязательный утренний чай.
Вчерашняя забастовка закончилась и Ольга смогла без труда добраться на работу. Совершенно случайно одна из сотрудниц умудрилась заболеть, и Ольге пришлось целый день отработать за двоих. Она провозилась до позднего вечера и наконец, совершенно измотанная, вырвалась из душного офиса на прохладный воздух, приятно пахнущий дождем. Закрыв глаза, Ольга с нескрываемым удовольствием дышала осенней свежестью, выталкивая из себя накопившуюся усталость. - Возьмите, это для вас. Ольга открыла глаза и увидела перед собой незнакомца, который протягивал ей букет полевых цветов. - Что же так дешево, почему не купили розы? - с нескрываемым раздражением спросила она. Незнакомец смущенно покраснел. - Ладно, давайте, чего уж там, - Ольга вырвала букет у него из его рук. - А теперь, должно быть, предложите проводить домой? Будете умничать, изобретая неуклюжие комплименты? Или же сразу перейдем к делу без лишних слов? Вы хотя бы потрудились снять номер или квартиру? - Зачем? - удивился незнакомец. - А зачем тратить деньги на розы и прочие глупости? - Мне нужно с вами познакомиться, - признался незнакомец. - Нужно? И для чего же? Незнакомец заметно покраснел от волнения отвернулся в сторону, будто боялся заглянуть ей в глаза. - Я так и знал, - расстроенно произнес он. - Никогда не умел знакомиться. Случайности... Лучше бы поискали кого-то более подходящего, чем выдернули первого встречного. - Постойте, вы о ком? - Ольга схватила его за руку, словно пыталась удержать. - Кто вас ко мне послал и зачем? - Ай, всё равно не поверите, - еще больше расстроился незнакомец. - Я бы и сам ни за что не поверил. - Вы даже не представляете, во что я способна поверить. Ну не тяните же! Незнакомец задумался, нерешительно переминаясь с ноги на ногу. Затем собрался с духом и произнес: - Видите ли, вам обязательно нужно родить.
9. Девушка вдруг опешила. Затем замахнулась и швырнула Натану букет в лицо. - Сволочь! - закричала она, пытаясь его ударить. Натан поймал ее руку и крепко сжал за запьястье. - Пусти! - девушка толкнула его с такой силой, что он попятился. Краем глаза Натан заметил, что вокруг них потихоньку собиралась толпа зевак. - Ольга, успокойтесь, - взмолился он. - Разве я сказал что-то плохое? - Так ты, урод, даже знаешь, как меня зовут? - девушка вырвалась и двумя руками схватила его за воротник, слегка приподняв над землей. Натан не на шутку перепугался. Он не ожидал, что в этой стройной и невысокой девушке может найтись столько сил. - Кто? - тихо спросила она, испепеляя взглядом. - Только скажи мне, чья это глупая шутка, и можешь убираться к черту. - Витя, - с трудом выдавил Натан из себя. - Вы вчера с ним встречались. Девушка отпустила его и, побледнев, опустилась на корточки и закрыла лицо руками. Натан отдышался и неуверенно поправил воротник, пытаясь прийти в себя.
10. Незнакомец осторожно помог ей подняться. Ольга чувствовала, что сейчас заплачет, но сумела сдержаться. Разочарованные зеваки потихоньку расходились. На улице зажглись фонари. - Это я убила его, - безразличным тоном сказала она, ощущая сильную дрожь в руках. - И готова понести наказание. Вы пришли меня мучить? Так приступайте же. - Кого убили? - растерялся незнакомец. - Витю. Вы хотите, чтобы я раскрыла вам свою душу? Извольте. Видите ли, восемь лет назад я была им беременна... - Нет же, вы совершенно ничего не поняли, - перебил ее незнакомец. - Витя хочет, чтобы вы стали его мамой. Он вас выбрал, чтобы родиться на свет.
11. Красивое курносое лицо девушки вдруг исказила гримаса боли. - Я не могу... родить, - с трудом выговорила она. - Это не лечится. Вы даже не представляете, скольких врачей обошла и как много денег потратила на бесполезные лекарства. Дай вам Бог никогда не узнать, что такое утратить надежду. И каждый день отчаянно убеждать себя, почему стоит продолжать жить. Она говорила, по частям извлекая годами копившуюся боль. И Натан видел, как ей потихоньку становится легче. Он вдруг захотел прижать девушку к себе, шептать банальные глупости. О том, что всё скоро наладится, и всё будет хорошо. Потому что в противном случае лично он готов оторвать голову старику, который, похоже, в свое время слишком увлекся случайностями.
- Это все ваша дурь...
А как можно требовать разумного поведения от юной девочки, по сути ребенка? Которого нетрудно обмануть, которым легко воспользоваться. И который уверен в том, что впереди слишком много счастливых завтра, чтобы придавать значение сегодняшним глупостям.
- Ольга, - вдруг вырвалось у него. - Позвольте быть рядом. Я очень хочу облегчить вашу боль. Она молча посмотрела на него взглядом, полным невысказанной грусти: - Вы хотите меня жалеть? Не надо. Вместо ответа Натан крепко прижал ее к себе и нежно поцеловал.
12. Маленький карапуз увлеченно собирал небольшие камешки и каштаны и бросал их в огромную лужу посреди парка, заливаясь веселым смехом. - Витя, перестань баловаться! - строго попросил Натан, не скрывая своей улыбки. - Но я буду! - топнул ножкой малыш и потянулся за очередным камнем. - Интересно, в кого это он такой упрямый? - спросила Ольга, положив голову Натану на плечо и прижавшись к его руке. - Я не такой! - Натан старательно попытался изобразить обиду, но и сам рассмеялся от своей неуклюжей попытки.
Осень тем временем смывала с дороги летнюю пыль моросящим теплым дождем. Город продолжал жить своей размеренной жизнью, будто бы ничего не произошло. Упавшие в воду камни постоянно создают вокруг себя новые, совершенно непредсказуемые волны. И никто не может угадать, что именно эти волны способны вынести сегодня на берег.
.
Редаговано в Неділя, 28 січня 2018 12:22



Вхід або Реєстрація

Вхід з Мордокниги

Забули свій пароль? / Забули свій логін?

 
slogin.info